клевер

Мышка летучая

Мне нравится быть для тебя
Той самою мышкой летучей,
Галоши в парадном оставить,
Неслышно под крышей парить.

Мне нравится быть для тебя
Неправильной и самой лучшей.
Качаясь на люстре хрустальной,
С тобой о любви говорить.

Я знаю все тайны твои...
Ты кормишь меня мармеладом
Грейпфрутовым, с горечью дня,
Который наступит тогда,

Как крылья расправив свои,
Окину тебя нежным взглядом
И выпорхну с первым лучом,
Чтоб скоро вернуться. Всегда

Мне нравится быть для тебя.

клевер

Шапка

Они встречались как с луною солнце.
Он забывал про все свои дела.
Знал, без нее день новый не начнется…
Да вот же… Шапка страшная была.

А он сиял. И розы пышно пели.
И за двоих, казалось, хватит сил
Сомкнуть как чудо эти параллели.
Но шапку, блин, нелепую носил.

Когда ей по утрам бывало зябко,
Грел молоко морозам всем назло…
Придраться не к чему, осталась только шапка.
Что ни надень, а все ему не шло.

И авокадо чистил так умело…
Писал стихи, лечил ее кота…
А может быть не в шапке этой дело…
Все нервы вымотал. Такая маята…

клевер

Иллюзия полета

Иллюзия полета. Смотри, ведь рядом кто-то
Летит на расстоянии двух вытянутых рук.
Парит, как ты не мыслил бы, причудливыми жизнями
Нанизывая прошлое на нитку из дорог.

Беспечные создания лавируют меж зданиями,
Их крылья не касаются макушек тополей.
В потоках ветра прячутся, смеются и дурачатся...
Летят своей судьбой они, а ты бредешь - своей.

И хочется, так хочется нарушить одиночество
Подпрыгнуть и нечаянно схватить тот сладкий приз
Надежд, желаний, чаяний... И снова без печалей бы...
Но вот беда, летящие, увы, не смотрят вниз.
клевер

Подвиг пятой заставы

В эти дни памяти Великой Победы мыслями невольно возвращаюсь в то время, когда еще были живы мои прабабушка, бабушка и дедушка. Они не любили рассказывать о войне, но как они ее помнили… И эта суровая скорбная память впечаталась в мои воспоминания. Недавно, разбирая семейные архивы, наткнулась на старинную ксерокопию или даже оттиск газеты, которую давным-давно прислал бабушке один знакомый. Она показывала мне эту газету в детстве, но я тогда как-то мельком прочитала, не осознавая ничего. Хорошо, что она сохранила мне эту полосу. Сейчас я перечитала и хочу перепечатать эту статью здесь. В ней описана гибель нашего ближайшего родственника, по-моему дедушкиного брата - сержанта Игнатенко. Очень скупо, буквально в двух предложениях. А ведь это была жизнь и судьба. Памяти павшим возвращу эту статью из небытия здесь.
Collapse )
роза

Музы и музья

ПлачУ молчанием за счастье.
Пропала муза… Только муз!
Как видно, есть еще те узы,
Что избавляют от обуз,
Необходимости чудачить,
Писать записки мотыльком…
И дело, видите ли, в том,
Что стоит только обозначить
Кольцом заветным жизни круг,
Как станет все яснее вдруг,
И рифма чувством обернется.
А муза… Может быть вернется?..
роза

Новый год

Ледяное кружево в город нам навьюжило.
Все слегка простужены, но бегут вперед.
На ладонях россыпи серебряного проса...
Так легко и просто. Это Новый год.
роза

Зима!

Она такая снежная,
Такая безмятежная...
Снежинками увешана,
Как сотню лет назад.

Чуть-чуть, конечно, грешная,
Но все-таки сердеШная.
На то она и русская,
На то ей каждый рад.

Зачем нам хмарь английская - 
Айда в снега российские!
В метелях искупаемся
И зарумяним нос.

И громко крикнуть хочется - 
ПУСКАЙ ЗИМА НЕ КОНЧИТСЯ!!!
Ведь белизна хрустящая
Милей весенних слез.
клевер

Напишет Осень нам еще стихи

И снова под старинным абажуром
Все тени так прозрачны и легки.
Дождем умытым росчерком ажурным
Нам Осень пишет важные стихи.

Перо дрожит, пергамент истончая,
Кружась, надломленный летит листок к листу.
И коль деревья плечи обнажают,
Знать Осень рифму выбрала не ту.

А мы так удивительно привычно
Пройдем по золоту багряной кутерьмы,
И к этой Осени наверно, как обычно,
Останемся слепы, глухи, немы.

Но снова под старинным абажуром
Все тени будут перышка легки.
Дождем умытым росчерком ажурным
Напишет Осень нам еще стихи.
клевер

Он себя убивал сознательно

Он себя убивал сознательно,
Не вдаваясь в подробности вечности.
Жизни круг, как кольцо обручальное,
К окаянной спешит бесконечности.

Он смотрел на прохожих с надеждою,
Ожидая от них невозможного.
Но, сокрытые теплой одеждою,
Они поступью шли осторожною

Сквозь него, сквозь дожди и ненастья,
Терпеливо неся как рабы
Ожиданье вселенского счастья
В их осеннем отрезке судьбы.

Их покорность была ему жалка.
Ненавидел, безумно любя.
Тот, кто ждет от другого подарка,
Зачастую плюет на себя.

Но, извечной подвержен напасти,
Всякий раз пред уходом своим
Он дарил им то самое счастье –
Замерзающим душам живым.

Оглянувшись на самом пороге
Со всем жаром последней любви
Старикан пышнолистный сентябрь
Им дарил свои лучшие дни.

Словно горсть золоченых монеток
Он бросал свое солнце в толпу.
А она назвала бабьим летом
Его слабость последнюю ту.
клевер

Мгновенья осени

Мгновенья осени – предвестники весны.
Так что ж печалиться – пустое это, право!
Ведь нам пока цветные снятся сны,
И это значит – мы еще не стары.

Пусть не под силу нам одеть леса
Упругой зеленью чарующего лета,
Но все же как лазурны небеса
В багряном празднике цветного винегрета!

Мгновенья осени у каждого в душе
Рождают образы чарующего счастья.
Чудесное вселенское клише
Зима легонько сменит в одночасье.